Уважаемые посетители, данный сайт БОЛЕЕ ОБНОВЛЯТЬСЯ НЕ БУДЕТ!
Будем рады видеть вас на новом сайте архива
print

Е.Н. Чудиновских

г. Киров

 

«Нелегальный» священник Алексей Папырин

 

В Государственном архиве социально-политической истории Кировской области хранится множество дел, рассказывающих о масштабной операции по ликвидации Истинно Православной Церкви и ее идеологов. Репрессии прошли двумя волнами - в 1930-1934 и 1936-1938 годах. Причем, вторая волна, самая страшная, захлестнула практически всё оставшееся на свободе духовенство.

В 1927 г. вышла в свет декларация заместителя Патриаршего местоблюстителя митрополита Сергия (Страгородского), провозглашавшая лояльное отношение к советской власти. Многие видные иерархи, духовенство и верующие не приняли этой декларации и не признали «нового курса». Одним из первых, кто открыто выступил против «сергианства», стал епископ Глазовский Виктор (Островидов)1. Вокруг него сформировался круг его последователей из числа духовенства и мирян Вятской и Вотской епархий. Это движение стало известно под именем «викторианства» – одного из течений Истинно-Православной Церкви (ИПЦ). Деятельность последователей ИПЦ с самого начала её возникновения была запрещена властями. Признание в принадлежности к её течениям было равносильно признанию в государственном преступлении. А признание в верности епископу Виктору было равносильно признанию в принадлежности к ИПЦ.

Летом «расстрельного» 1937 года было сфабриковано дело т.н. «Вятской нелегальной епархии викторовской ориентации». В июле начались аресты священнослужителей. На допросах каждому из них задавали один вопрос: кого из сторонников епископа Виктора они знают. Материалы судебно-следственного дела показывают, что следователям была поставлена четкая задача: выявить и уничтожить всех оставшихся представителей и сторонников ИПЦ. Аресты проводились по всей области. Упор был сделан на священнослужителей и монашествующих. Всего по этому делу был арестован 41 человек, в том числе 22 священника, 7 бывших насельниц женских монастырей и активные прихожане.

Одним из руководителей организации был назван священник Папырин Алексей Андреевич. Арест его 12 июля 1937 года проходил при драматических обстоятельствах. Присутствовавший при этом внук его Герман Смирнов в своей автобиографии вспоминал впоследствии как это происходило:

«Отец после армии вернулся в город Киров и устроился в органы НКВД монтёром по телефонии...   Представляете себе 1937 год. Начались репрессии, служителей культа стали преследовать и арестовывать, а тут: чекист, коммунист, а жена - дочь попа! Дедушку никак не могли арестовать, он уже это почувствовал и начал конспирироваться, появляясь неожиданно, и исчезал также неожиданно. Все засады чекистов не приносили результатов. Тогда отцу руководство НКВД поставило условие - или сдаёшь тестя, или сам вместо тестя будешь репрессирован. Я не знаю, что творилось в душе моего отца, которому было всего 28 лет и по существу ещё деревенского человека. Конечно, как и многие, поступали в то время, отец принял эти драконовские условия... Отец после женитьбы категорически отказался от обряда венчания, так как коммунист и чекист не мог последовать этому ритуалу. Ну а то, что дочка священника живёт в браке и не венчана это, сами понимаете, какой грех для деда, и отец это тоже прекрасно сознавал. Но отец вдруг соглашается на обряд, и только в домашних условиях. Дед Алексей, не чувствуя подвоха, соглашается и готовится к домашнему обряду. Назначен день и час. Извещены и чекисты об этом дне и времени. Были приглашены все родственники - мои дяди и тёти, т.е. все сёстры и братья матери, а это где-то около десяти человек. Был накрыт стол с винами и закусками, и все родственники ожидали этого венчания, совершенно не думая о какой-то угрозе. Заходит дед Алексей, переодевается в свою (даже не знаю, как она называется) церковную одежду, достаёт всю атрибутику и готовится приступить к обряду. Но папа вынимает пистолет и со словами - "Папа, Вы арестованы!" делает из своего ТТ выстрел в потолок. Дом к этому времени был уже окружён, и чекисты незамедлительно зашли в квартиру. Как мне позже рассказывала мама, все упали на колени с воплями, рыданиями, а кто-то может и с проклятиями, но сцена была душераздирающая! ...Чекисты ...просто увели деда и больше его никто и никогда не видел»2.

Обвинения всем арестованным предъявлялись стандартные — в участии в контрреволюционной церковно-монархической организации, в подготовке террористических актов и диверсий, в призывах к свержению советской власти, т.е. изначально были нацелены на вынесение смертных приговоров вне зависимомсти от того, есть доказательства или нет, признают обвиняемые вину или нет.

Через три месяца было составлено обвинительное заключение, которое нам рисует дело в версии следствия: «На территории Кировской области вскрыта и ликвидирована контрреволюционная церковно-монархическая организация "Истинно-православная церковь", объединенная в так называемую "Вятскую нелегальную епархию". Контрреволюционная организация в своей деятельности опиралась на духовенство и церковный актив открыто действующих и нелегальных церквей "викторовской" ориентации (местное название ИПЦ), на актив странничества, бродячего монашества и репрессированного кулацкого элемента."Вятская нелегальная епархия Истинно-православной церкви" с 1934 года находилась под идейным руководством находящегося в концлагерях члена церковно-административного центра "ИПЦ" архиепископа Серафима Угличского3, который и был признан правящим архиепископом. На месте же контрреволюционная организация возглавлялась нелегальной руководящей тройкой...» «Контрреволюционная деятельность организации прикрывалась флагом особой религиозности и борьбы за "православие", за сохранение церквей и проводилась зачастую в форме различных мероприятий церковного характера, направленных к усилению религиозного фанатизма населения, для этого насаждалось "тайное монашество", "посвящение в странничество", переход активных участников на нелегальное положение и совершение тайных богослужений. Распространялись рукописи контрреволюционного содержания...»

29 сентября 1937 г. постановлением Особой Тройки при УНКВД по Кировской области, альбомным порядком, из 41 подсудимого, 31 человек, в том числе все священники, были приговорены к высшей мере наказания с конфискацией имущества, 8 человек — к 10 годам лишения свободы, двое были освобождены. 13 октября приговор в отношении Папырина Алексея Андреевича был приведен в исполнение.

Родился он в 1888 году в с. Косино Верхишижемского района Кировской области в крестьянской семье. Окончил 6 классов средней школы. Владел профессиями столяра, маляра, плотника. До 1910 года занимался сельским хозяйством, с 1910 года служил в армии в г. Сувалки в 5-й стрелковой бригаде, псаломщиком бригадной церкви, затем - в г. Ярославле в 211-м батальоне мл. унтер—офицером, инструктором по обучению новобранцев. В 1915 г. уволен по болезни и поступил на службу псаломщиком Предтеченской церкви в г. Вятке, затем служил в церквах в селах Воскресенское и Ивановское Шабалинского района., в с. Монастырщина, Быстрица. С 1932 г. постоянного места жительства не имел, перебивался случайными заработками.

Ответом на первый же вопрос: «Какой церковной ориентации принадлежите?» подписал себе смертный приговор, ответив честно: «К викторовской старо-православной кафолической церковной ориентации». К тому же при задержании был изъят «чемодан с предметами походной церкви».

Далее следствие предъявляло все новые и новые обвинения: «по заданию организации подбирал специально группы повстанческого и диверсионного характера... Пытался завербовать гражданку Плишкину для совершения устройства крушений на железнодорожном транспорте, давал сведения шпионского характера... Как нелегальный поп, в течении 6 лет совершал тайные богослужения по домам своих последователей, используя богослужения в контрреволюционных целях...» В обвинительгном заключении его иначе как «поп-диверсант» и не называют.

После расстрела Алексея Папырина осиротели жена его Анна Осиповна, пятеро детей от 9 до 21 года. В деле указано, что дочь Александра прервала связи с семьей в 1926-1927 гг. О ее муже и его роли в этой истории мы уже говорили. Сама же Александра, скорее всего, в дела своего мужа не была посвящена. В 1957 году, проживая в г. Ленинграде, на имя Министра госбезопасности она написала такое заявление: «После ареста органами НКВД в г. Кирове мне свидание с отцом ни одного раза не предоставлено. С тех пор прошло 20 лет. Мне как дочери очень хочется знать конечную судьбу моего отца... Не откажите узнать, где он сейчас находится ... и как его здоровье... Как раньше, так и сейчас, мне не известно, в чем совершил он преступление... Но все же я остаюсь его дочерью... Если это возможно, сообщите мне о судьбе моего отца, жив он или нет и не представится ли мне возможность написать ему письмо. А если умер, то сообщите, когда и где он похоронен... Искренне Вас прошу сообщить мне, за что буду Вам очень благодарна. О Вашей теплой заботе всем известно, что советская власть и ее органы всегда чутки и внимательны к просьбам трудящихся...»

Ей ответили, что Папырин Алексей Андреевич был осужден на 10 лет, отбывал наказание, умер в 1941 году от пневмонии, о месте захоронения неизвестно. Мы можем предполагать, что похоронен он был, как и все репрессированные в то время граждане, на Петелинском кладбище города Кирова.

Реабилитировали его Прокуратурой Кировской области 13 ноября 1989 года4.

 

Примечания

1 Епископ Виктор (Островидов Константин Александрович (20 мая 1875-2 мая 1934). Епископ Православной Российской Церкви; епископ Глазовский, викарий Вятской епархии.Прославлен в лике святых Архиерейским Собором Русской Зарубежной Церкви в 1981 году. Причислен к лику святых Новомучеников и Исповедников Российских на Юбилейном Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви в августе 2000 для общецерковного почитания.

2 Герман Смирнов. Сага о моей жизни. Мама и дедушка Алексей. Журнал «Самиздат». 20.12.2009. http://samlib.ru/s/smirnow_g_i/sagaomoejzhizni-8.shtml

3 Архиепископ Серафим Угличский (Самойлович Семен Николаевич, 19 июля 1881 г. -9 ноября 1937 г.), архиееископ Угличский, викарий Ярославской епархии. На период описываемых событий находился в заключении.

4 ГАСПИ КО. Ф. Р-6799. Оп. 8. Д. СУ-9817.

 

"Нелегальный" священник Алексей Папырин // Обретение святых - 2015: сборник материалов YII Межрегиональной церковно-научной конференции, г. Киров [ Вятка ], 17-18 октября 2015 г. - Киров: ООО "Лобань", 2016, - С. 211-214

последнее обновление страницы: 2016-05-04

Valid XHTML 1.0 Strict Брейс, дизайн в кирове